Игорь Левин
 
Изыски
Ночи
Рубайат
Когда мы были
Я совершенства в женщине искал
Печально я гляжу на море по колено
Махнём в Канаду, говоришь
Что не вписалось может быть и главным
Сестра-краткость
Городок
Сестра-краткость


Виталику

В.Калашникову

Писать Виталику стихами
Не лучше, чем дарить мехами
Свою возлюбленную, в ней
И так всё мягче и нежней.


Во мне живёт

Во мне живёт тоска по умной бабе.


Как мы всё-таки слабы

Как мы всё-таки слабы,
где касается вечности.
Ну, подумаешь — баба,
А подумаешь — женщина.


Когда поэты выпить собрались

Когда поэты выпить собрались, 
Борец за трезвость, лучше удались.
Как попадёшь в нетленное творенье,  
Так и в веках останешься как слизь.


Лекарство

Я так Вам скажу, Вы мне только поверьте:
Лекарство полезно больному ДО смерти.


Не всё нам спишет

Не всё нам спишет уходящая эпоха.
Уже устали плыть над нами облака.
Тысячелетье начинается неплохо,
В графе грехов нули ещё пока.


Не выношу

Не выношу бесед и слов о браке.
А каково-то слово это, "брак".
Как будто бы пейзаж порвали в драке
И на полнеба чёрная дыра.


Не надо музу торопить

Не надо музу торопить,
Ещё пегасик не отвязан.
С поэтом можешь ты не пить — 
Но наливать ему обязан.


Не сразу доходишь до этого

Не сразу доходишь до этого,
Но мудрость докажет своё,
Что женщина лучше одетая.
Так проще смотреть на неё.


Нет строчки

Нет строчки и начальной уже четыре дня.
Все трезвости печальной хотели от меня.
И бедная печёнка, которую гублю,
И вредная девчонка, которую люблю.

Я сочинил бы оду, газель и рубаи,
Воззвание к народу, пои меня, пои.
А нынче нет и слова. И кто ж тому виной?
И всё отнюдь не ново под бледною луной.


Нечто маяковское

Я знаю, что что-то во мне не так
Для всех, живущих не вкривь и вкось.
Я не лежу, как в руках пятак,
Торчу из жизни, как ржавый гвоздь.


Никто в России

Никто в России не забудь,
Что нам завещан светлый путь.
А мне бы с этого пути
Хоть на обочину сойти.


От своей невозможной...

От своей невозможной красы
Я слегка подустал понарошку.
Вот возьму да и сбрею усы.
Но не сразу, а так, понемножку.


Ответ Калашникову

Иртеньев, я прошу прощенья
Такой блистательный поэт,
Что у меня от восхищенья
В руке не дрогнет пистолет.
[Виталий Калашников]

Не читал — ну, не читалось — 
Я иртениевских книг.
Застрели его, пожалуй.
То-то будет он велик.


Пессимизм

Один лежу я в бездне пессимизма,
Законы жизни вырвав и поправ.
Мне перестали отвечать на письма.
Похоже я везде бездарно прав.


Старик

Спеть деве соловьём в оплаченной карете,
Поправить невзнaчай поехавший парик.
И руку протянув, споткнуться на запрете.
И вспомнить наконец, что ты уже старик.


Странный день

Сегодня очень, очень странный день.
Ромео пылким брошена Джульетта,
Убит Онегин пулею поэта,
Верблюд в ушко игольное продет.

Но ты со мной, и мне не странно это.


Так хочется писать

Так хочется писать, но не родится слово.
Так хочется дерзать, но сердце не готово.
Тут в принципе самом, по-видимому, дело,
Владеющим умом отказывает тело.


Такая у нас судьба

Такая у нас судьба, я вряд ли такой один.
О том, что вся жизнь — борьба, я знал с молодых седин.
Наверное, я остыл, устал жить все дни подряд.
А сзади бывает тыл — бывает загрaдотряд.


Тоннель, где сласть

Тоннель, где сласть и глух и бесконечен.
На Вашу страсть ответить бы, да нечем.


Топчу

Топчу пожухлую трзву,
Закрыв все дружеские двери.
И притворяюсь, что живу.
Но мне уже никто не верит.


Тост

Давайте выпьем и закусим не обидою,
Благословениeм врачу и палачу.
Пусть нас непьющие не любят и завидуют
Тому, что мы им не завидуем ничуть.


Ты фальшива

Ты фальшива насквозь, от улыбки до пят.
Но правдив каждый гвоздь, на котором распят.


Уваженье

Уваженье учитель заслужит,
Если сделает мальчика мужем.
Но воскликнет поэт - почему же
Сделать девочку женщиной хуже?


Уйдут в века

Уйдут в века все Ваши никогда.
Но никогда читатель не узнает,
Что Ваше нет перевернулось в да.
Поэт тогда не пишет — он лобзает.


Шиздец

Когда-то парень был хорошим,
А нынче, как ни говори,
Шиздец приходит к дяде Гоше
И от зари, и до зари.

[14 декабря 2005]


Я ждал

Я ждал, как ждёт не каждый, я ждал тебя красиво.
На шорох не однажды я к двери бросался, лют.
Я ждал тебя и жаждал. Теперь я жажду пива.
Авось, хоть эту жажду я сегодня утолю.


Я на крыльях

Я на крыльях любви непрочных
Проводил в поднебесье ночи,
Забирая всё круче, круче.
Но ворона летает лучше.


Я ничей и ты ничья

Я ничей и ты ничья, вроде вечного грачья.
Размечтались, дурачьё про печальное ничьё.
А оно то изначально и всего-то, что печально.







Copyright©1974-2018 Игорь Левин.
Design by Veddma Websdesign [www.veddma.com].

пегас