Игорь Левин - Поэзия - Я совершенства в женщине искал
Игорь Левин
 
Изыски
Ночи
Рубайат
Когда мы были
Я совершенства в женщине искал
Печально я гляжу на море по колено
Махнём в Канаду, говоришь
Что не вписалось может быть и главным
Сестра-краткость
Городок
Я совершенства в женщине искал


8-е Марта

Люблю я вас видеть и вас обонять,
Случайно обидеть, случайно обнять.
Вы красите мир, но когда говорите — 
О, как же хотелось бы вас не понять.

Нет, сегодня не вчера,
В этот день я пью с утра,
Вспоминая милых женщин
Имена и номера.


Барышня

Кавалер барышню хочет
Слава Рутман

Я ей сказал, как она хороша,
Поцеловал её, еле дыша.
И прилетал среди ночи.
Пили вино, и курили в окно
Но оставалось всего лишь одно,
Что получалось не очень:
Барышня барышню хочет!


Бикназавре

Жене Бикназаровой

С кем я только этой жизнью ни делился?
Всё — друзья мои и прочая родня.
О как жаль, что на тебе я не женился.
О как жаль, что ты не выбрала меня.

И когда б я говорил, что ты красива —  
Ты бы верила мне весь остаток дня.
А потом мне принесла стаканчик пива.
Как мне жаль, что ты не выбрала меня.

А когда б ты находила время суток,
Чтоб минуточку найти и для меня, 
Мы б смеялись над нелепейшей из шуток.
Как мне жаль, что ты не выбрала меня.

Ты б веселием мне душу оросила.
Я — тебе и так до ночи или дня.
Нам бы вместе быть недолго, но красиво.
Как мне жаль, что ты не выбрала меня.


В женщин нужно влюбляться

В женщин нужно влюбляться, когда они глупы и юны.
И смешные их груди от взгляда уже поднимает...
А любить можно позже, попозже, ну скажем, как луны,
Что и Солнце, и звёзды, и весь небосвод заменяют.


Верный раб свободы

Верный раб свободы — я без правил
Любо мебель в комнате расставил,
Развалился в кресле и, конечно,  
Приютил на столике бокал.
Коньяку слегка туда накапал.
Взяв газету — взял и бросил на пол.
И сижу, задумавшись о вечном:
Что нашёл я и чего искал.

И бокал пригубивши, невесел
Я подумал, что меж этих кресел
Ведь могла бы, что-то напевая
Небольшая женщина гулять.
Или даже попросту девчонка.
Я б газету комкал обречённо,
В безъязычьи стылом изнывая.
Не хватало б теты мне и ять.

Но — не глядя в карты ясно вижу:
И её когда-нибудь обижу.
И найду спасение в ответе —
Все поэты ближним — палачи.
Упадаю в смертную истому.
А девчонка мечется по дому.

Просыпаюсь — никого на свете,
Лишь звенят на тумбочке ключи...


Вишенка

Не смогу стряхнуть с Вашей шапки снег,
Не смогу стряхнуть это лишнее,
Даже с шапки снег не смогу при всех.
Да ещё опять эта вишенка.

Ну позвольте мне возле Вас прилечь 
И погрезить глупо парижами.
Ну позвольте лечь мне меж Ваших плеч
Вот такою вкусною вишенкой.

Дайте мне забыть, что такое — быль
Под такими низкими крышами.
Дайте мне забыть, что такое пыль.
Дайте мне поблажить о вишенке.

Я оставлю мир и пойду опять
В эту явь, где слепому пустeнько... 
Где вперёд идёшь, ну а где-то вспять.
Только вишенка — это вкусненько.


Голос

Накрутить бы мне на палец тонкий волос, 
Только осень на дворе, а не рассвет.
Я из трубки телефонной выпью голос
Мне не ясных, но чарующих кровей.

Подождите, не лепите мне эпитет,
Я не просто беспорядочно ленив.
Вы во сне, боюсь, немножечко храпите,
Я прощу Вас, в телефоне сохранив.

Это осень и зерно просыпал колос.
Я из кресла и за деньги не уйду.
Только этот телефон и этот голос...
Бог, прости меня, но я её найду.

[8 апреля 2006]


Грустная песня

Конь траву убивает копытами,
Только тронь — и сорвёмся, как песня.
Где-то там, для постели умытая
Ждёт, причёску терзая, принцесска.

Подведёт меня конь мой испытанный.
И дойдут до неё только вести.
Плачет женщина, словно забытая.
И слова выпадают из песни.

В кабаке, меж гадалками вещими
Я от жизни совсем опьянею.

Ходит где-то забытая женщина.
И не знаю я песни грустнее.


Давно

Ты не спишь и понарошку не мигаешь.
Кто-то, может быть, глядит в твоё окно.
Отчего ж тебе не спится, дорогая,
Если время на дворе уже — давно.

Пролетали журавли, но как синицы,
Оказались совершенно не важны.

Закрывай глаза и доброе приснится,
Если ты ещё умеешь видеть сны.

Повертись ещё немножечко в кровати,
Где я как-то приютился на краю.
Ну а если даже этого не хватит —
Я тебе и колыбельную спою.


Друг пришёл

Друг пришёл и слезой мне жилет оросил
Не жениться ль ему он совета просил
Я ответил — купи для начала машину,
Сам поймёшь, что дешевле кататься в такси.


Женщинам вообще

Ваши груди висят отвратительно.
Да и ноги, скорее, кривые.
Я добавлю легко и чувствительно —
Ваши губы и те половые.


И не то чтоб в душе трещина

И не то чтоб в душе трещина,
И не то, чтоб в ночи маяк.
Я люблю говорить с женщиной,
Если женщина не моя.

Можем мы говорить и трое
Даже больше, как Бог решит.
Но никто не захочет строить
Иль одежду на мне пошить.

Не картину и не икону
Я повешу у мятых ног.
Я люблю вас по телефону.
По-другому, увы, не смог.


Лены

Если море по колено —
Значит горя имя — Лена.
Поцелуи и вино.
Лены знают это дно.

От Аляски до Синая
Лены лучше прочих знают,
Как раскинуть домино
И продать, что нам дано.

От отчаянья и боли
Я бы мог поехать к Оле.
Только Оля не спасёт.
Мы поплачем с ней и всё.

И охваченный печалью
Не к Наталье я причалю...
Поцелует всем на вид
И к Людмиле спроводит.

Если брошу я монету,
Может вытащу Анету.
Посижу, смешон и тих.
Не бывает их таких.

Как мне выразить словами,
Что я мелок между вами.

Море морщит по колено.
А любимая — всё Лена.


Моя любимая

Я был назойлив, или даже невозможен.
Но то, что выпито, за это не в ответе.
Весь мир обязан был узнать об этом тоже:
Моя любимая прекрасней всех на свете.

Он рассмеялся как-то пакостно и точно,
Как можно точку ставить на Святом Завете.
Чем может кончиться стрельба через платочек?
Моя любимая прекрасней всех на свете.

Он был счастливее — царапина на коже.
Мои ж друзья носами хлюпают, как дети.
Вот я предстану и скажу ему: "О Боже,
Моя любимая прекрасней всех на свете."

[28 октября 2007]


Ну, прости

Ну, прости ты меня, ну, пойми ты,
Что лобзаю я только ланиты.
И люблю не оленя, а лань.
И на перси положится длань.


О, если б

О, если б я её любил
Я б вышил ей стихи на платье.
Бокал беспомощный разбил
И умирал в её объятьях

О, если б я её любил,
Ну, пусть случайно и не очень,
Я б не бокал один разбил,
Но жизнь мою, едва захочет.

О, если б я её любил —
Я б делал пир из каждой ночи.

О, если б я её любил —
Но не люблю, и мир непрочен.


Обидно

Приходит женщина нещадно,
Уходит женщина обидно.
Обидно мне не от досады,
Но плохо ей и это видно.

Она задержится копаться
То в косметичке, то в причёске.
А мне – высасывать из пальца
Слова и поцелуи в щёчку.

Со стороны оно не видно,
Но я-то знаю, как несладко
Она уйдёт и так обидно
Не попадёт в мою тетрадку.


Обними меня, женщина

Обними меня, женщина, просто, легко и приятно.
Я о ласке прошу и не больше, не больше, о, нет,
Я в дороге устал, я в пыли, ну, да это понятно,
Но зачем же еще существует на свете поэт.

Обними меня, женщина, если меня и не любишь,
Обними меня прочим любимым хотя бы назло.
Это просто тепло, никого ты теплом не погубишь.
Обними меня, женщина, просто, легко и тепло.


Опять

Что-то снова с тобой нам не по пути,
Ну, не сложим мы пять и пядь.
Провожу, и твой груз помогу снести.
Как сумею, ну, да, опять.


Остыл

Наверное, не про баб.
Я вряд ли такой один.
О том, что вся жизнь — борьба
Я знал с молодых седин.
Наверное, я остыл,
Устал жить все дни подряд.
А сзади бывает тыл —
Бывает загрядотряд.


После фестиваля

Живу раскованно и смело,
Одной свободою дыша.
С утра шампанское и Кэмел,
К обеду — мордой в камышах.

А дальше помню я неточно,
Что делал в пьяном кураже,
Но просыпаюсь среди ночи
В чужой машине в гараже.

Тряся поехавшею крышей,
Способный двигаться едва ль, 
Я вдруг по радио услышу,
Какой я сделал фестиваль!

Мне в жизни многое неясно,
Чужой верблюд в моих руках,
Но жизнь я прожил не напрасно.

Вот только знать бы где и как.


Пренебреженье к собственной особе

Лене

Пренебреженье к собственной особе
Есть богохульство в сущности в итоге.
Ведь мы — не просто, мы — подобья Бога.
Он наш позор сочтёт своей виной.

Мой друг, не будь уродливой во злобе.
Мой друг, надень улыбку на пороге, 
И ты увидишь доброго так много,
Что будет много для тебя одной.


Романс

Я Вам немного не скажу,
Ну, до последнего листочка, 
Как Вашей дружбой дорожу.
И это — всё и это — точка.

Но вот открою я тетрадь,
Где я — всесильный одиночка,
И ни добавить, ни убрать, 
Я Вас люблю и это — точка.

Стирает время имена
Из нашей памяти неточно.
Я помню, что ушла она.
А кто она? И это — точка.

Играет судьбами весна.
А вот в моей нет ни росточка.
Ко мне ты явишься из сна.
Но я проснусь. И это — точка.

Но будет осень нас знобить
Не врозь, и не поодиночке.
Я продолжаю Вас любить.
И места нет уже для точки.


Сложу два и два

Сложу два и два и опять получается восемь.
Сложу я и ты — и опять же получится — мы.
Уходит печально такая красивая осень.
В который уж раз я не переживаю зимы.

Зима, и не кстати привычно холодное пиво.
И глазки любимые холодны до немоты...
Дождёмся цветов, ну, пускай это будет крапива.
Так хочется солнышка, солнышка и теплоты!


Совершенно чужая мне

Совершенно чужая мне, очень мне близкая женщина
Что-то нынче вершит, и в вершенье она хороша.
Но никак не сбывается то, что так ярко намечено,
Только нить разговора с душою теряет душа.

А она хороша, но улыбка ее обещающе
Светит мимо меня, светит мимо иной суеты.
Вижу только улыбку я, глухонемой и прощающий,
И бессильно гляжу, как разводят меж нами мосты.

С кем ты там — суета, между нами глубиннее трещина.
Между мной и тобой, истончаясь, теряется нить.
Совершенно чужая мне, очень мне близкая женщина,
Ты захочешь ли внукам хоть имя мое сохранить?


Спящая красавица

Помелю виски, это ей понравится,
Починю коня и ни мили вспять.
Поцелуя ждёт от меня красавица.
Или просто ей хочется поспать.
Посажу цветы да полью по-доброму,
Поселю село — Божью благодать.
Подберу ужа — обернётся коброю.
Стану дом лепить — воли не видать.

Уроню я нож — вот и кум с охраною.
Упадёт мечта — и придёт не та.
И не то я пил, и проснулся рано я.
А она храпит и лежит не там.

Я куплю вина головой поправиться,
Позвоню друзьям, тем, что далеко.
И пускай поспит Спящая Красавица.
Оседлать коня — это нелегко.


Старый ворон молодой прелестнице

Когда бы жила в вас к нетленному тяга,
Вы б видели сами, что Папы святей
Певец безымянный, бездомный бродяга
От ваших ворот отгоняет чертей.

Ему не нужны, Вы напрасно вздохнули,
Объятия Ваши с душком алтаря,
Он ищет с гитарой звучания улиц,
А Вас он не ищет, он ведает — зря.

Вы не снизойдете к нему до молитвы.
Ну, разве служанке велите подать.
Для многих людей Ваши двери открыты,
Но он не стучится туда никогда.

Он будто не видит, он Вам не пеняет,
Что конюх выводит второго коня.
От Ваших ворот он чертей отгоняет
Ну, разве дано Вам такое понять?

Он Вам поклоняется до раболепья
И, в общем, не так уж Вы плохи пока,
Но с Вашей руки не хотел бы брать хлеб я,  
А вот у него и уснул бы в руках.


Так ждал трамвая б

Так ждал трамвая б я,
Где рельсы не проложены.
Невинных женщин не бывает, неухожены.
Они такие, извиняюсь, видят сны,
Что выпускаю кошку для весны.


Танцевальная площадка

Уходят женщины нещадно,
Приходят женщины, что хуже,
На танцевальные площадки,
Где танцевать уже не нужно.

Я менуэт ещё покорчу,
Но это всё, что подарю им.
Ковёр сигарою попорчу
И упаду куда-то мимо.

Я там портреты нарисую
На всех, кто пляшет лучше прочих.
И подарю их, только всуе.
Никто быть узнанным не хочет.

Ты там Надежда иль Петрова,
А я тебя иною вижу:
Квадрат, линейка иль корова.
Могу лицо, но это жиже.

Лошадки, ослики, ей-Богу
Устал я эту карусель.
Но я вас встречу у порога,
Густой и сладкий, как кисель.


Тоска по любви

Тоска по любви- это больше,
чем просто любовь

Я сломлюсь в поклоне перед Вами,
Низко пав — любовью я велик.
Я сумею бедными словами
Описать Ваш несравненный лик.

И сказать о том, чего не видел:
Тонкой жилки где-то на груди.
Горьких слов, что я тебя обидел,
Сладких слов, чтоб я не уходил.

Не блажить стихами откровенно,
Представляя строчками и меж,
Как тебя я медленно раздену, 
Перейдя дозволенный рубеж.

В жизни всё — не время и не место.
Да и не о жизни я скорблю...
Ты — как жизнь, ну, или жизни вместо.
Ну, прости, что я тебя люблю.

Ты прости, что строки эти длятся,
И не ради красного словца.
Просто я не в силах оторваться
Ни от звука слов ни от лица.

Расплескаюсь — Милая, Родная…
Покружусь малейшей из планет.

Вот поставлю точку — и не знаю
Покажусь любимой или нет.


Триптих

Этой ранней порой я стою у дверей.
Я не главный герой книги жизни моей.
Но найти не могу ни творца, ни злодея,
Что хотя б удостоился жизни своей.

Этот явный резон не поможет слезам.
Может быть, тем героем и был бы я сам.
Но кого бы убить — это надо подумать.
И я бью ишака по его тормозам.

Поздней ночью я раннего выпью вина,
И пойму, что герой, может быть, и она.
Что и в чём-то она лишь одна совершенна.
И одно лишь ей имя подходит — Жена.


Ты можешь

Всем, незамеченным мною прекрасным Дамам

Ты можешь розой редкою цвести,
Tы можешь пахнуть так, что ради Бога
Тебя найти, увидеть, донести
До губ и глаз — далёкая дорога.

Ты можешь к солнцу повернуться вдруг.
И расцвести, и стать ещё прекрасней.
Я не замечу, этого, мой друг.
И нет на свете подвига напрасней.

Прости меня цветок, увы, прости.
Я был так слеп, что тоже не заметил
Тебя, судьбу. А ты живи, цвети.
С тобою жизнь светлей на белом свете.

[10 марта 2007]


Ты пришла ко мне

Ты пришла ко мне в самую длинную ночь,
Чтобы прошедший год показался короче.
Я накупил свечей на все свои деньги и погасил их.

Я закрыл все шторы, чтобы ты не заметила, что ночь уже прошла.
Но для тебя это не имело значения,
Эта ночь для тебя не могла кончиться,
Потому, что она была всегда.

Я умер, когда услышал утренний звон.
Но ты оживила меня, шепнув, что этот ночной звон прекрасен
Ты вынянчила мою любовь.

И, когда я сказал, нечаянно жестокий, что уже рассвет — 
Ты меня убила.


Хороших слов

Хороших слов не видится от лени.
И равнодушен, даже не палач,
Когда она мне села на колени
Я лишь нашёл банальное «не плачь».


Шаль

Морозной ночью я поправлю шаль
На этой милой, глупенькой головке.
Мне жаль её, её мне очень жаль
И оттого слова мои неловки.

Нет, в словарях придётся полежать
Моим словам, изысканным и сладким.
А этой, в шали женщины мне жаль.
Ей никогда не выйти из тетрадки.


Я ждал

Я ждал, как ждёт не каждый, я ждал тебя красиво.
На шорох не однажды я к двери бросался, лют.
Я ждал тебя и жаждал. Теперь я жажду пива.
Авось хоть эту жажду я сегодня утолю.


Я совершенства в женщине искал

Я совершенства в женщине искал
И находил, но не в одной – во многих
Я в той глаза любил, а в этой – ноги
И вечно что-то лишнее ласкал.







Copyright©1974-2018 Игорь Левин.
Design by Veddma Websdesign [www.veddma.com].

пегас